Владимир Далецкий предлагает Вам запомнить сайт «Колокола веры»
Вы хотите запомнить сайт «Колокола веры»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

Виртуальное путешествие

Запомнить

МирТесен

Братья наши меньшие: Тропинками детства

развернуть

Братья наши меньшие: Тропинками детства

Проходят годы, а детские впечатления остаются все такими же яркими. Иногда думаешь: почему они так крепко-накрепко отпечатались в памяти?

…Иду босяком по залитой мелкой горячей пылью дороге. Припекает солнышко, ласковый летний ветерок треплет волосы. В пыль, как в воду, погружаются ступни ног. Навстречу едет грузовичок, поднимая за собой шлейф пыли – нужно быстрее спасаться на подветренной стороне.

Там, за рвом,  на холме, возвышается высокая деревянная церковь, окруженная тенистыми липами. Но высокий ее купол украшает какой-то обрубок вместо креста. Это результат борьбы с религией.

Подхожу поближе. В тени лип сидят, лежат мужчины.  Женщины стоят в тени, лениво переговариваясь. Это жители соседних деревень приехали на телегах. Распряженные лошади пасутся поблизости, громко фыркая, отмахиваясь от назойливых насекомых головой и окатывая себя по бокам хвостами. Они бойко пощипывают травку, прячась, как и люди, в тени высоких лип.

В церкви теперь магазин. Он пока закрыт на обеденный перерыв. В церковь, т.е. магазин, меня прислала бабушка. Она не находит в себе душевных сил, чтобы пойти в магазин, который теперь устроили в алтаре. Говорит, что не может смотреть на все это.

Я пришел за хлебом, который привозят в магазин раз в неделю. Скромно держусь в сторонке, отыскав себе свободную от «постояльцев» липу. Мне, городскому парнишке восьми лет, внове эти люди, расположившиеся в тени. Они словно из другого мира. У них какая-то своя, загадочная жизнь.

Звякает засов церкви-магазина, и народ неспешно просачивается внутрь. Какая-то старушка в светлом платке, в блузке в мелкий цветочек и темной длинной юбке, прежде чем войти, крестится. Внутри церкви прохладно. Дебелая тетенька, расположившись за дощатым прилавком, словно капитан на корабле, распоряжается низким голосом и громко щелкает счетами.

Я стою, прячась за спинами  покупателей, вдыхая запах пропеченной на солнце  рубашки мужчины, который стоит впереди, с любопытством поглядывая на полки с нехитрым товаром.

Подходит моя очередь. Я прошу слабым голосом эту грозную, большую тетеньку-продавца, чтобы она подала три буханки хлеба и протягиваю скомканный в кулачке рубль. Засовываю  непослушные буханки в старенькую сетку и, схватив сдачу, вылетаю вон.

Назад иду той же дорогой, пожевывая сорванную с одной буханки корочку. Она пахнет солнцем и зерном, которое бабушка цепом обмолачивает из золотистых снопов. Рожь выращивает за домом, на горе. Сейчас здесь золотая стена, над которой порхают бабочки, с жужжанием проносятся пчелы.

А потом бабушка возьмет серп, и только приходится завидовать ее сноровке. Быстрыми и уверенными движениями она ловко срезает золотые стебли и быстро связывает их в снопы. Ими уже устлан весь участок. Затем мы сносим их под навес. Нам помогает прадедушка, которому уже под 90. Но он еще крепок и начальственно покрикивает на нас с бабушкой.

Бабушкин муж, мой дедушка, которого я так никогда не увижу, сгинул на войне, остались только старые фотографии в альбоме, которые я люблю рассматривать. Эти люди на старых фотографиях когда-то жили на земле, как мы. Они так же о чем-то мечтали, а теперь ушли туда, откуда нет возврата.

А потом мы обмолачиваем зерно цепами – и даже мне бабушка разрешает. Размахиваешься и колотишь по снопу, откуда на расстеленное домотканое покрывало сыплется зерно. Остается только провеять его на ветру и засыпать в деревянные бочки.

Вот я и принес покупки домой. Бабушка журит за обломанную корочку, мол, лучше бы ножиком отрезал. Но так же вкуснее! Хотя с испеченным бабушкой черным хлебом ничто не сравнится. Он такой душистый, вкусный.

Обычно бабушка начинала «расчинять хлеб» с раннего утра. Месила тесто и ставила опару «подходить». При этом запрещала мне громко говорить, чем-либо стучать. Говорила, что от этого опара опадает, и хлеб не получится.

А потом бабушка колдовала у печи. И вот, укрытые домоткаными полотенцами, продолговатые буханки черного хлеба лежат на столе. Стоило бабушке отлучиться, как мы пробирались к столу и срезали с буханок корочки – так было вкусно… И рядом всегда была кошка. Она задумчиво смотрела в глаза, словно знала какую-то тайну. А потом, когда темнело, исчезала за дверью, видимо, охотиться на звезды.


Опубликовал Владимир Далецкий , 18.06.2016 в 22:23

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Показать новые комментарии
Блог
Братья наши меньшие: кошка в западне
Владимир Далецкий 23 ноя 16, 19:48
+8 4
Братья наши меньшие: путешествие в детство
Владимир Далецкий 23 ноя 16, 19:32
+5 0
Братья наши меньшие: нужна кошка человеку? зачем
Владимир Далецкий 22 ноя 16, 19:57
+7 4
Присоединиться